+7 (499) 272-09-99

Это загадочное слово Integrity

Опубликовано в журнале «Инициативы XXI века» №2, 2013 г. (www.ini21.ru)

Станислав Фурта, доктор физико-математических наук, бизнес-тренер, консультант;
Тамара Соломатина, ректор Института бизнеса, психологии и управления, д.п.н., проф, действительный член МАНПО и МАНИИПТ
2013 г.

Ключевые слова: целостность, надёжность, порядочность, добросовестность, мораль, этика, законность, кодекс этики и профессионального поведения, эффективные лидерские навыки, онтологическая модель.

Key words: integrity, morality, ethics, legality, code of ethics and professional conduct, effective exercise of leadership, ontological model.

Аннотация. В статье рассматриваются проблемы этического характера, с которыми сталкивается российское бизнес-сообщество. Показывается, что для успешного разрешения этих проблем, более естественно встать не на позицию нормативной оценки желательного или нежелательного поведения, а на позицию оценки долгосрочной эффективности бизнеса. Такая точка зрения приводит к концепции целостности, надёжности, добросовестности и порядочности в бизнесе, разработанной рядом американских исследователей.

Summary. The article describes some ethical problems which Russian business-community encounters. The authors demonstrate that to solve those problems successfully, it is more natural not to take the position of normative judge whether a certain way of behavior is desirable or not but to take the position of estimating whether that behavior leads to effectiveness of business in long run. This point of view results in а modern concept of integrity in business developed by a group of the USA scholars.

В последние десятилетия международное бизнес-сообщество уделяет всё более пристальное внимание вопросам надёжности партнёрских взаимоотношений, прозрачности деятельности компаний, т.е. целому кругу вопросов, так или иначе объединённых в некоторое общее понятийное поле бизнес-этики. Это явление, в частности, проявляется в том, что важнейшей частью нормативной документации большинства международных профессиональных ассоциаций является так называемый кодекс этики и профессионального поведения соответствующей организации (Code of Ethics and Professional Conduct). Примерами могут служить Кодекс этики и Стандарты профессионального поведения Института дипломированных финансовых аналитиков (CFA Institute, США), Кодекс этики и профессионального поведения Института проектного менеджмента (Project Management Institute, США) и многие другие. И если некоторая ассоциация занимается вопросами профессиональной сертификации, то вопросы бизнес-этики неизбежно попадают в перечень обязательных для изучения при сдаче соответствующих сертификационных экзаменов. Поскольку российский бизнес всё более стремится к интеграции в мировое экономическое пространство, то совершенно очевидно, что число желающих получить тот или иной международный сертификат о профессиональном соответствии неуклонно растёт. Но вот ведь какая беда. Далеко не все российские менеджеры или собственники бизнеса оказываются в состоянии сдать эти пресловутые экзамены, и зачастую заваливаются соискатели отнюдь не на узкоспециальных темах, а на тех самых вопросах бизнес-этики.

Тот, кто читает сейчас эти строки, вероятно, произнесёт про себя: «Ну, эта ситуация абсолютно понятная. Российский бизнесмен, существующий в условиях почти открытого государственного рэкета, системы взяток и откатов, не в состоянии освоить вопросы, связанные с бизнес-этикой». Следует процитировать российский документ «Деловая этика. Методические рекомендации для российских компаний»  [1] (стр. 11):

«В ущерб ускорению бизнеса российские компании вынужденно расходуют значительные ресурсы на защиту от криминальных вымогателей и недобросовестных конкурентов, на вынужденное «кормление» государственной и деловой коррупции-подкупа, на дополнительные проверки качества работ и посильное контролирование партнёров по бизнесу и своих сотрудников».

Однако, стоп, уважаемые дамы и господа. Думая так, мы неизбежно ставим себя в положение чеховской унтер-офицерской вдовы, которая сама себя высекла. Неужели вы думаете, что российский менеджер, в каких бы условиях он ни работал, не в состоянии выучить элементарные правила морали (мы подчёркиваем, морали!) о том, что «воровать – нехорошо», «брать взятки – нехорошо», ровно, как и давать их, и «финансовую отчётность подделывать – тоже нехорошо», и, наверное, совсем плохо «воровать чужую интеллектуальную собственность». Неужели так трудно усвоить эти элементарные правила и, даже не следовать им, а нажимать правильные кнопки при ответе на экзаменационные вопросы? Уважаемые дамы и господа! Если вы принимаете подобную точку зрения, значит, вы очень плохо думаете о своих соотечественниках. Всё не так просто.

Вот один пример, взятый из учебных материалов компании Stalla by Becker Professional Education (США), http://www.becker.com/, http://www.stalla.com/ занимающейся подготовкой соискателей к сдаче экзамена для получения международного диплома финансового аналитика (профессиональная сертификация Института дипломированных финансовых аналитиков – Institute of Chartered Financial Analysts) [2].

Diamond Supply, Inc. – инвестиционный банк, клиент консалтинговой фирмы Concise Capital. В беседе с Аланом МакКэндалом, партнёром Concise, ответственным за работу с этим клиентом, финансовый директор Diamond сделала недвусмысленный намёк о том, что хотела бы, чтобы Diamond был добавлен в список рекомендованных фирмой Concise Capital компаний, поскольку Diamond за последнее время достиг значительных успехов. Будучи управляющим партнёром компании, Алан МакКэндал попросил руководителя исследовательского отдела Concise Capital Райана Николса, CFA (Chartered Financial Analyst, дипломированного финансового аналитика), поручить Мэри Чоу, аналитику отдела, также CFA, подготовить новый отчёт о деятельности Diamond. Райан Николс просьбу МакКэндала выполнил.

Какое из перечисленных утверждений кажется вам наиболее правильным:

  1. Алан МакКэндал нарушил Стандарты профессионального поведения, вмешавшись в деятельность исследовательского отдела Concise Capital;
  2. Райан Николс нарушил Стандарты профессионального поведения, дав поручение Мэри Чо подготовить отчёт о деятельности клиента Concise Capital;
  3. Ни Алан МакКэндал, ни Райан Николс не нарушают Стандартов профессионального поведения, до тех пор, пока не вмешиваются в работу Мэри Чоу.

Как вы думаете, какой из ответов является правильным? Обыденное понимание вопросов бизнес-этики диктует такое решение: «Фирма Concise Capital не может включать в список рекомендованных компаний своего клиента», а уж кто там виноват, Алан Мак Кэндал или Райан Николс – дело десятое. Увы, инвестиционная деятельность – достаточно тонкая материя, где далеко не всегда срабатывают понятия «белого» и «чёрного». А правильный ответ в этой ситуации с). Почему? Отдел по работе с клиентами, который представляет Алан МакКэндал и исследовательский отдел, который возглавляет Райан Николс – два независимых подразделения Concise Capital. Главная задача состоит в том, чтобы отчёт о деятельности и финансовом состоянии Diamond Supply, Inc. был объективным, беспристрастным и не преследовал цели ублажения клиента. Поэтому до тех пор, пока ни Алан Мак Кэндал на правах управляющего партнёра компании, ни Райан Николс на правах руководителя исследовательского отдела не вмешиваются в работу Мэри Чоу, Стандарты профессионального поведения не нарушены.

Другой пример. Учебные материалы российской компании PM Expert, http://www.pm-expert.ru/, занимающейся подготовкой соискателей к сдаче экзамена для получения международного сертификата профессионала в области управления проектами (профессиональная сертификация Института проектного менеджмента – Project Management Institute) [3].

Вы назначены руководителем крупного заграничного проекта по прокладке федеральной автомобильной трассы, которая пройдёт через небольшой посёлок с населением в 457 человек. В связи с этим, вам необходимо убедить местных жителей покинуть посёлок и переселить их в другое место. Местный субподрядчик проинформировал вас, что для организации перевозки жителей местная полиция, ссылаясь на законодательство, потребовала оплатить её услуги по организации дорожного движения. Каковы ваши действия?

Варианты ответов:

  1. отказаться от оплаты;
  2. изменить содержание проекта;
  3. произвести оплату;

Какой вариант напрашивается? Ну, конечно же, а) – ведь предлагаемое действие является подкупом должностного лица в чистом виде. Тем более, что из анализа вопроса 2 того же учебного пособия [3] на странице 511 следует, что «подкуп правительственных чиновников – действие, которое, скорее всего, приведёт к тюремному заключению». А теперь внимание. Правильный ответ – с). Потому что…

…реализовывать проект всё равно нужно,

…без переселения жителей деревни реализация проекта невозможна,

…без «мотивирующих» действий со стороны местной полиции никуда жители деревни не поедут,

…и главное. Оплата услуг полиции по «мотивации» обитателей деревни к переселению не противоречит нормам законодательства этой страны. Соответствующая денежная сумма будет рассматриваться как дружеский презент за оказанную услугу. Ну, принято у них так. Понимаете?

«Цинично?» - подумаете Вы. А то…

Так вот. В отношении «чёрно-белых» принципов бизнес-этики у российских бизнесменов нет проблем с пониманием, даже если они, увы, этим принципам не следуют. Проблемы начинаются тогда, когда этические вопросы попадают в «серое», неоднозначное  поле. И можно сколько угодно читать кодексы этики и профессионального поведения международных профессиональных ассоциаций, можно выучить назубок наш отечественный документ «Деловая этика. Методические материалы для российских компаний» [1], который, как и многочисленные подобные документы носит декларативный характер, и всё равно, попадать впросак при попытке принять решение (увы, не только в обстановке сертификационного экзамена, но и в реальной жизни), соответствующее БУКВЕ, а главное, ДУХУ общепринятых международных принципов бизнес-этики.

В чём причина? Мы хотим отослать читателя к интервью, данномv в 2009 г. профессором Harvard Business School Майклом Дженсеном, одним из создателей учебной программы «Становление лидера и эффективные лидерские навыки: онтологическая модель» [4]. В этом интервью профессор Дженсен говорит о том, что существует определённая путаница в трактовке таких понятий как порядочность (в первоисточнике – integrity), мораль и этика. От себя мы добавили бы ещё одну категорию – законность, что соответствует основным идеям, изложенным в фундаментальной работе [5]. Приведём определения этих категорий так, как они описаны в [4, 5].

Порядочность – Integrity: качество или состояние целостности, наполненности, прочности, нерушимости, устойчивости и совершенства.

Мораль – Morality: общепринятые стандарты того,  что является  желательным и нежелательным,  правильным и неправильным, и что, по мнению общества, считается «хорошим» или «плохим» поведением отдельного человека, группы или организации в данном обществе в данный период развития этого общества.

Этика – Ethics: согласованные с членами группы определенного сообщества и основанные на ценностях этой группы  эталоны желательного и нежелательного, правильного и неправильного поведения; того, что, по мнению этой группы, считается хорошим и плохим поведением индивида, группы или общности, которая является частью этой группы. Может также включать определение правил надлежащего поведения и исключений из этих правил в данной группе.

Законность – Legality: система нормативных актов, определяющих «правильное» и «неправильное» поведение, которая разрабатывается  и претворяется в жизнь государственными (федеральными, региональными или местными) законодательными и исполнительными органами власти посредством демонстрации политической силы и монополии на право использовать насилие. Это система создаётся не только для формирования у общества страха перед угрозой наказания, но и для осуществления юридических процедур во всей их полноте.

Слово integrity, используемое в оригинальных источниках [4, 5] здесь переведено как порядочность, однако надо иметь в виду, что этот термин, характеризующий поведение индивида (например, менеджера или собственника бизнеса) или организации, используемый практически во всех нормативных актах международных профессиональных ассоциаций, посвящённых бизнес-этике, может переводиться как надёжность или добросовестность.

В этом состоят «трудности перевода». Буквальное значение английского термина integrityцелостность. Применительно к человеку – целостность личности. Если обратиться к знаменитому англоязычному толковому словарю [6], то он определяет этот термин, как минимум, двояко: 1) как свойство или качество объекта быть целостным, совершенным, неповреждённым, 2) как свойство или качество объекта соответствовать принципам порядочности, честности и добродетели.

Обратим внимание, на одно ключевое обстоятельство. Если первая трактовка объективна, то вторая – субъективна. И также если порядочность, надёжность, добросовестность (всё синонимы ёмкого английского слова integrity) может трактоваться как объективная характеристика, то понятия, относящиеся к категориям морали, этики или закона абсолютно субъективны и относятся к нормативной области. Под нормативной областью мы понимаем разделение на «чёрное» и «белое», «хорошее» и «плохое», «правильное» и «неправильное». Если мы говорим о морали, то свои «плюсы» и «минусы» расставляет общество, если об этике – группа (например, профессиональное сообщество), если о законности – государство. Поэтому процессы выработка правил относятся к нормативной и, стало быть, субъективной области, а вот следование этим правилам – категория объективная.

Поэтому целостность личности индивида (надёжность, добросовестность, ответственность, совершенство, и всё это integrity) может трактоваться как свойство этой личности следовать принятым на себя обязательствам, соответствующим выработанным извне правилам.

Читателю это определение может показаться словесной казуистикой с потугой на философию, но одно дело, знать, что есть хорошо, и что плохо в рамках моральных, этических или юридических принципов, другое дело – поступать в соответствии с ними. И это последнее качество носит онтологический характер, т.е. имманентно присущий индивиду, и, стало быть, проявляющийся в его поведении постоянно. Ежедневно. Ежечасно. Ежеминутно.

Так вот чего не хватает российским менеджерам и собственникам бизнеса! Не знаний принципов морали (morality), этики (ethics) или законности (legality), а въевшейся в плоть и кровь готовности следовать этим принципам, т.е. целостности личности, надёжности и добросовестности. Отсутствие этой готовности приводит к сбоям в конкретных жизненных ситуациях, в том числе и в условиях сертификационного экзамена, когда встающая перед индивидом проблема переходит из «чёрно-белого» поля в «серое».

А теперь о главном. Обратим внимание на название процитированного интервью профессора Дженсена [4] «Integrity: Without It Nothing Works – Целостность (надёжность, порядочность, добросовестность): без неё НИЧТО не работает». Принципы морали, этики или законности не появляются сами по себе. Они рождаются внутри системы (группы, общества, государства) и призваны обеспечивать устойчивое эффективное функционирование этой системы. Таким образом, следование нормативным принципам – есть необходимое условие эффективности системы в долгосрочной (а не краткосрочной!) перспективе.

Наша российская беда как раз заключается в том, что мы очень хорошо понимаем, что надо быть этичными, моральными и законопослушными. Мы не понимаем другого: «ЗАЧЕМ?». И тогда, совершая противозаконное деяние, несущее сиюминутную выгоду, мы, держа в кармане фигу против государства, надеемся на то, что у него, у государства слишком много дел, чтобы оно заметило наши шалости. Совершая антиобщественное действие, мы находим оправдание в том, что и само-то общество не comme il faut, а вовсе даже «окончательно погрязло». Наконец, совершая действие, противоречащее нормам религиозной морали, мы идём в церковь, ставим свечку и просим Бога о прощении, поскольку Бог всемилостив, а потому простит…

Наша беда состоит в том, что совершая некое деяние, мы взвешиваем его на «чёрно-белых» весах хорошего и плохого, правильного и неправильного желательного и нежелательного. И мы совсем не думаем о том, что предпринятое нами антиобщественное, антигосударственное или аморальное действие попросту… неэффективно. Даже если оно приносит сиюминутные дивиденды, то разрушает в долгосрочной перспективе систему, в которую мы полностью интегрированы.  И если говорить о принципах бизнес-этики, то они по смыслу относятся к антитезе «эффективно – неэффективно», а не «хорошо – плохо».

Произведём с этой позиции ревизию двух рассмотренных выше учебных примеров.

Пример №1.

Алан МакКэндал, управляющий партнёр консалтинговой компании Concise Capital, получил от финансового директора инвестиционного банка Diamond Supply информацию о том, что в последнее время банк достиг значительных успехов. Diamond Supply является клиентом Concise Capital и его включение по просьбе финансового директора Diamond’а в список компаний, рекомендованных Concise Capital, совершенно очевидно может принести краткосрочную выгоду Concise. Однако, полученная информация является приватной и непроверенной. Если данные, приведённые финансовым директором Diamond’а, окажутся ложными, то включение Diamond Supply в указанный список – шаг, который впоследствии может повредить репутации Concise Capital, а, следовательно, эффективности бизнеса компании в долгосрочной перспективе. Поэтому Алан МакКэндал даёт задание Райану Николсу, а тот, в свою очередь, Мэри Чоу подготовить новый отчёт о деятельности Diamond Supply, что по сути дела означает проверку полученной информации. При этом ни Алан Мак Кэндал, ни Райан Николс не должны вмешиваться в работу Мэри Чоу во избежание ошибки, которая впоследствии может повредить репутации Concise Capital.

Пример №2.

Начнём с того, что как руководитель проекта строительства федеральной автомобильной трассы, вы обязаны этот проект выполнить. Выполнение проекта – категория эффективности Вашего бизнеса, как краткосрочной, так и долгосрочной. Примем за аксиому, что без переселения жителей посёлка в другое место проект невыполним. Какие у вас остаются варианты действий? Заплатить за урегулирование этой проблемы полиции, что с позиции обыденного представления о морали является взяткой, или попытаться разрулить эту ситуацию самостоятельно. Рассмотрим вторую возможность. Как человек чужой в этой стране, вы вряд ли найдёте адекватный язык общения с местным населением. И даже если вам удастся решить возникшую проблему, решение это приведёт к неизбежной череде жёстких конфликтов, разрешать которые, вполне возможно, также придётся с помощью местной полиции. В конечном итоге, это может привести к затягиванию или даже срыву проекта и уж, в любом случае, к репутационным потерям для компании, на которую вы работаете. Репутационные риски существуют и в случае выбора первой возможности, но во втором случае, это будут всецело ваши риски. Нравится это вам или нет, законодательство страны, в которой вы работаете, фактически легализует взятки. Но, обязуясь соблюдать Кодекс этики и профессионального поведения PMI, вы, строго говоря, обязались чтить закон, а не отказываться от дачи взяток.

Итак, понятие надёжности, порядочности и добросовестности напрямую связано с эффективностью. Это обстоятельство позволяет профессору Дженсену и другим авторам учебной программы «Становление лидера и эффективные лидерские навыки: онтологическая модель» говорить о законе порядочности (Law of Integrity) [4, 5], сравнивая его с законом гравитации. Как под действием сил гравитации тяжёлое тело непременно падает в направлении центра притяжении, так при нарушении надёжности и порядочности неизбежно разрушается долгосрочная эффективность. Поэтому профессор Дженсен и его коллеги утверждают, что существует возможность выработать онтологические навыки надёжного, порядочного и добросовестного поведения, т.е. проявляемые постоянно. Ежедневно. Ежечасно. Ежеминутно.

Рецепт и основная модель порядочного поведения (а, следовательно, и целостности) как индивида, так и некоторой организации формально чрезвычайно просты. Надо ценить данное слово, ценить данные обещания. Этот рецепт носит безусловный и объективный характер. Другое дело, что слово это или обещание должно даваться в контексте определённых субъективных нормативных рамок, не имеющих абсолютного значения.

Как определяют понятия «данного слова» или «данного обещания» профессор Дженсен и его коллеги [4, 5]? Они пишут, что обещание должно содержать следующие элементы:

  1. Буквальное вербальное (письменное, устное или мысленное) выражение обещания. Всё что, индивид или организация обещали сделать, или, наоборот не делать. От себя добавим, что очевидно, обещание должно быть сформулировано по принципу SMART. Т.е. оно должно удовлетворять следующим критериям:
  • S (Specific) – быть конкретным,
  • M (Measurable) – быть по возможности измеримым,
  • A (Achievable) – быть принципиально достижимым,
  • R (Resource bounded) – дающий обещание обязан понимать, что ресурсы, которые могут быть задействованы для его выполнения, не безграничны,
  • T (Time bounded) – обещание должно быть выполнено в строго оговоренные сроки.
  1. Знания, умения и навыки индивида или знания организации. Предполагается, что организация или индивид будут выполнять данные ими обещания, максимально используя свои знания, умения и навыки, и что эти знания, умения и навыки делают выполнение обещания принципиально возможным.
  2. Ожидаемые действия и альтернатива. Подразумевается, что индивид или организация чётко понимают,  какие действия или, наоборот, отсутствие таковых ожидаются от них другой стороной, даже если это не было чётко оговорено или прописано. И если нет возможности выполнения данного обещания в полном объёме, то индивид или организация должны об этом прямо и недвусмысленно заявить.
  3. То, что заявляется в обещании, является субъективной истиной, т.е. всякий раз, когда индивид или организация дают обещание, подразумевается, что они верят в то, что декларируют, берут ответственность за свои слова, и что другая сторона вправе запросить доказательство истинности этих слов.
  4. Общепринятые нормы и стандарты этики, морали и законности, критерии желательного и нежелательного поведения, принятые в определённой группе, обществе или государстве, к которым принадлежит индивид или организация, и благами которых они пользуются, также являются составной частью обещания, кроме случаев, когда
  1. индивид или организация явно и публично выразили намерение не подчиняться этим нормам, стандартам и критериям,
  2. индивид или организация готовы иметь дело с последствиями отказа вести себя в соответствии с этими нормами, стандартами и правилами.

Обратим внимание на то, что авторы такого понимания порядочности, надёжности и добросовестности говорят о том, что необходимо ценить данное слово и обещание, а не о том, что это слово или обещание нужно выполнять. Что это? Лазейка для проявления непорядочного, ненадёжного или недобросовестного поведения? Нет, использование глагола ценить вместо глагола выполнять означает лишь то, что если вследствие объективных обстоятельств (обстоятельств непреодолимой силы) выполнение обещания становится невозможным, то организация или индивид должны взять на себя обязательство устранить неудобства для других сторон (индивидов или организаций), которые возникли в связи с невыполнением обещания.

Особое значение понятие надёжности, порядочности и добросовестности имеет по отношению к обещаниям, данным… самим себе. Не выполняя обещаний, данным самим себе, индивид уже не является человеком чести и разрушает свою целостность. Если мы не будем серьезно относиться к этому аспекту порядочности, она будет создавать «неспособность эффективно работать» в нашей жизни: окружающие будут воспринимать нас как непоследовательных, ненадежных или непредсказуемых людей. К сожалению, люди практически всегда и повсеместно пытаются найти оправдание или дать рациональное объяснение беспорядку в собственной жизни, созданному ими самими.

То же самое касается организаций. На корпоративных сайтах частенько публикуются такие документы как видение, миссия и ценности компании. Создатели этих документов в большинстве случаев подходят к их написанию достаточно формально, из-за чего миссии и ценности разных компаний, даже работающих в разных отраслях, как правило, похожи друг на друга, как близнецы-братья. Создатели этих безадресных безликих деклараций должны понимать, что объявленные видение, миссия и ценности компании, как минимум, имеют характер обещаний, даваемых компанией самой себе. И тогда любой, малейший признак несоответствия поведения компании объявленным принципам будет трактоваться бизнес-окружением соответствующим образом.

Вообще, строго говоря, концепции integrity в случае отдельного индивида и в случае некоторой организации несколько отличаются. Говоря о целостности абстрактных объектов, как о философской категории, Майкл Дженсен [4] выделяет три составляющих integrity: проектирование, воплощение дизайна и эксплуатация. Применительно к компаниям, это означает, что уже сама идея создания компании должна обладать качеством integrity. Во-вторых, её структура и бизнес-процессы должны соответствовать тем целям, ради которых она была создана. Наконец, деятельность компании на рынке и применяемые методы управления не должны входить в противоречие с первоначальными целями её создания и архитектурой.

logical Law of Integrity (Онтологическому закону порядочности) является необходимым условием долгосрочной эффективности бизнеса. Увы, понимание этого закона и проявление поведения, соответствующего этому закону, сплошь и рядом наталкивается  на целый ряд подводных камней (см. [4]):

  1. Порядочность – это добродетель. К сожалению, большинство людей и организаций рассматривают порядочность, надёжность и добросовестность в контексте моральных принципов, а не в качестве необходимого условия долгосрочной эффективности. При таком восприятии становится понятным, почему порядочностью легко жертвуют. Может показаться, что для того, чтобы преуспеть, люди и организации должны именно так и поступать, поскольку добродетель ценится лишь до определённой степени, пока не входит в противоречие с краткосрочными интересами личности или организации.
  2. Самообман по поводу недобросовестного поведения. Люди чаще всего не осознают того факта, что они не сдержали своё слово. Всё, что они видят – это повод  или оправдание того, почему они не сдержали своё слово. Вот, что пишет по этому поводу американский исследователь Крис Аргирис: «…люди постоянно действуют непоследовательно, не подозревая о противоречии между декларируемой и воплощаемой в жизнь теорией, между способом думать и способом поступать в действительности» [7]. Поскольку люди не замечают своего недобросовестного поведения, они не в состоянии понять, почему в их жизни или в жизни их компаний всё идёт наперекосяк.
  3. Убеждение, что порядочность заключается в выполнении обещаний. Это убеждение не даёт человеку или организации оставаться порядочными, надёжными и добросовестными тогда, когда наступают обстоятельства непреодолимой силы. Это приводит к сокрытию факта нарушения обещания и превращается в подводный камень для понимания последствий нарушения Law of Integrity.
  4. Страх признания того, что вы не сдержите своё слово. В этом случае проявление порядочности в случае наступлений обстоятельств непреодолимой силы, т.е. признание факта нарушения обещания и необходимость устранения всех неудобств, причинённых другим сторонам, воспринимается как угроза. Угроза того, что на вас будут указывать пальцем или избегать. Из-за этого страха мы перестаём понимать, что следование закону порядочности является проявлением силы, а не слабости.
  5. Порядочность не рассматривается как фактор производства. Это приводит к тому, что люди стараются находить ложные объяснения невыполнения своих обещаний, что, в свою очередь, уводит факты нарушения закона порядочности в тень и рано или поздно станет причиной уменьшения долгосрочной эффективности.
  6. Ложное использование анализа затрат и выгод при принятии решений. Во всех бизнес школах трубят о необходимости тщательного анализа затрат и выгод (Cost-Benefit Analysis) при принятии решений. И это положение воспринимается индивидом или членами некоторой организации на «онтологическом», бытийном уровне, т.е., что этот анализ необходим всегда. В частности, при принятии решения, стоит или не стоит сдерживать данное обещание. Но даже сам факт обращения к такому анализу говорит о готовности индивида или организации не сдержать данное обещание, что само по себе является нарушением закона порядочности, имеющее далеко идущие последствия. Анализ затрат и выгод абсолютно необходим на существенно более раннем этапе – при принятии решения, стоит или не стоит давать данное обещание. По сути, когда люди дают слово, большинство из них искреннее и наивно хотят его сдержать, заверить кого-то в своей лояльности или успокоить, и даже не думают о том, на что им придется пойти в дальнейшем, чтобы выполнить свое обещание. Говоря иначе, плохой анализ ситуации перед тем, как индивид или организация дают обещание, является примером недобропорядочного и безответственного поведения. Безответственные обещания – это основной источник беспорядка в жизни людей и организаций.

Итак, мы начали с описания проблем в этической сфере, с которыми сталкиваются представители российского бизнеса, и закончили обсуждением закона порядочности, который можно сравнить с законами природы по тому, как пренебрежение этими законами неизбежно приводит к негативным последствиям. Law of Integrity относительно прост по формулировке, как и большинство природных законов, но онтологическое следование этому закону является непростой задачей, которая требует расширения контекста, т.е. по сути дела изменения мировоззрения не только представителей бизнес сообщества, но и населения всей страны. Может ли эта задача быть решена посредством внедрения некой тотальной программы обучения или должна, увы, произойти естественная смена поколений (подобно тому, как водил 40 лет пророк Моисей народ израильский по пустыне, дабы умерли те, кто рождён был в египетском рабстве), покажет только время.

  1. Деловая этика. Методические материалы для российских компаний., М., Ассоциация независимых директоров России, Российский институт директоров, 2004 г.
  2. Preparation for the CFA Exam. Level I. Item «Ethic and Professional Standards». Study Guide. Stalla by Becker Professional Education, 2009, session I, p. 48, question 16.
  3. Учебный курс «Подготовка к сертификационному экзамену PMPÒ». PM Expert, 2012 г., стр. 513, вопрос 4.
  4. M. Jensen, Integrity: Without It Nothing Works. The Magazine of the Rotman School of Management. Fall 2009, p. 16-20.
  5. W. Erhard, M. Jensen, S. Zaffron. Integrity: A Positive Model that Incorporates the Normative Phenomena of Morality, Ethics and Legality. Preliminary reading for the course “Being a Leader and The Effective Exercise Of Leadership: An Ontological Model”, 2010, http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=920625 .
  6. Webster’s New World DictionaryÒ. Third College Edition, 1994.
  7. Ch. Argyris, Teaching Smart People How to Learn, Harvard Business Review, 1991, May-June, pp. 99-109.

 

Пожалуйста, укажите телефон для связи

Восстановление пароля

Авторизация

Забыли пароль?

Регистрация

Регистрируясь, вы соглашаетесь c условиями пользовательского соглашения.

Регистрация на мероприятие

Для регистрации на мероприятие авторизуйтесь или зарегистрируйтесь на сайте.